Главная О компании Мы пойдем

«МЫ ПОЙДЁМ ПО «КИТАЙСКОМУ СЦЕНАРИЮ»

Андрей Олишевский – о тенденциях в экспо-индустрии и их влиянии на бизнес края

 

Екатерина Пушкарская, pusheo@altapress.ru, «Ваше дело», №21, 02.06.2008 г.

 

Тенденция к глобализации не миновала и выставочную индустрию. В России активно идут слияния и поглощения, на рынок выходят транснациональные операторы выставочного бизнеса. Однако до недавнего времени основные процессы шли в Москве и Санкт-Петербурге. В конце апреля случился первый прецедент выхода международной компании в регионы – 100% акций выставочного общества «Сибирская ярмарка», входившего в пятерку лидеров экспо-бизнеса страны, приобрёл транснациональный оператор ITE. О том, что в связи этим может произойти в регионе, а также о развитии выставочной индустрии, «ВД» рассказал генеральный директор компании «Алтайская ярмарка» Андрей Олишевский.

 

Элемент большой политики

- Андрей Иванович, случай с покупкой «Сибирской ярмарки» неординарен. Сибирь получила лестный отзыв о своей привлекательности с точки зрения иностранных инвестиций. Однако можно ли говорить о тенденции и ожидать продажи «Алтайской ярмарки»?

- Событие действительно неординарное. До этого времени не было новостью, что продаются отдельные проекты. А вот то, что один из пяти ведущих европейских игроков приобрёл целую компанию, – это было неожиданностью. ITE присутствует на российском рынке достаточно давно, но ограничивалась Москвой. Нынешнее событие я расцениваю как элемент большой политики деловых кругов европейских стран в отношении рынков, в которых они заинтересованы. Примерно то же происходило в Китае 5-10 лет назад, а теперь этот сценарий проигрывается и у нас.

В ITE сейчас анализируют рынок СФО, и я не исключаю, что будут предложения и в «Алтайскую ярмарку». Скажем, у них нет сильных агропромышленных выставок. И если в ITE захотят развиваться в этом направлении, возможно, они проявят интерес и к нашей «Алтайской Ниве». Возможны варианты и относительно выставки «Строительство. Благоустройство. Интерьер». Сейчас она не слишком остро, но конкурирует с новосибирским «Стройсибом». Сегодня мы скорее дополняем друг друга. Как будет дальше? Думаю, увидим уже в 2009 году.

- Можно ли предположить, что при таком проникновении европейских игроков на наш рынок у локальных экспонентов будет меньше шансов на успешное участие в выставках?

- В России выставочные проекты таких компаний, как ITE, характерны тем, что там больше иностранных участников, нежели российских. Конечно же, приход транснациональных выставочных компаний влечет за собой большое количество иностранных экспонентов и вытеснение местных операторов. Это закономерная часть проникновения. Но и без такового условия неравные. Зачастую иностранные компании получают значительные дотации (до 80%), когда участвуют в выставках за пределами своих стран – в регионах, которые интересны как новые рынки. А наши все платят сами. И кто может себе позволить лучшее участие? В Европе выставочная активность – это часть государственной политики. И надо понимать, что европейский выставочный оператор приведет за собой вот такие компенсационные программы, которые будут позволять выставляться иностранным компаниям. А неучастие в выставках наших компаний будет означать проигрыш рынка!

В этой ситуации у «Алтайской ярмарки» два варианта. Можно продать проекты, поделить прибыль – нормально. Или стать наемными работниками, как сейчас «Сибирская ярмарка». Это тоже неплохо. Но региональный рынок будет терпеть изменения другого характера, и не в пользу развития местного бизнеса.

 

Вилочка для «Атласа»

- А возможен ли третий, более оптимистичный вариант, если всё-таки будет реализован проект вашего выставочно-конгрессного центра «Атлас»?

- Мы на это надеемся. Так, в этом же Китае идёт стремительное увеличение выставочных площадей, страна по этому показателю близка к Германии и Италии. И я думаю, что со временем и Россия пойдёт по «китайскому сценарию». Такая уверенность связана с рядом факторов.

Во-первых, мы ведем активную работу в рамках Российского Союза выставок и ярмарок, к работе подключается Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), который недавно создал выставочный комитет. Во-вторых, в Госдуме в прошлом году проходил «круглый стол» по материально-технической базе выставочной отрасли, а Владимир Путин тогда дал поручение правительству развивать имидж России, в частности, через выставочную деятельность. Я думаю, государственная политика начинает складываться, чиновники начинают понимать, что выставки – это важный сектор экономики, инструмент формирования имиджа страны и её отдельных территорий. И на фоне того, что все больше говорится о необходимости перехода к инвестиционной экономике, а инфраструктуры для этого нет, станет очевидной необходимость подвижек в лучшую сторону. И я думаю, что Алтайский край стоит далеко не в конце списка регионов, где начнутся положительные изменения. «Алтайская ярмарка» – первая компания, участвовавшая в конкурсе МЭРТ на государственное финансирование выставочного центра, мы уже протоптали эту дорожку. Присутствует и поддержка губернатора, и если всё сложится, мы будем одними из первых, кто получит финансирование для проекта.

- Однако пока в Минэкономразвития «Атлас» сочли неинтересным. Каковы шансы, что позиция изменится?

- На самом деле, не было такой позиции. Проект не прошел по формальным основаниям. Есть программа по поддержке малого бизнеса, по которой выделяет средства Минэкономразвития. А наш проект рассчитан не только на малый бизнес, у нас только порядка 30% участников – малые предприятия. Мы и раньше понимали эту сложность, пытались подвести проект под центр инновационных, трансфертных технологий – подвести под те программы, которые есть в Минэкономразвития. Но не получилось: наш проект выходит за установленные рамки. Поэтому сейчас вопрос только в том, чтобы в министерстве появилась некая строчка, запись в программе.

- Когда проект «Атлас» был презентован общественности, вы говорили, что будете активно привлекать и частных инвесторов. Таковые нашлись?

- Есть определённые рабочие затруднения, связанные с масштабами проекта и с тем, что этот вид бизнеса имеет долгую окупаемость – порядка 10 лет. Интерес частных инвесторов невелик. Соответственно, получается вилочка: частным инвесторам вкладываться неинтересно, а государственной политики нет. И это вопрос не только «Алтайской ярмарки». На территории края вообще пока нет больших инфраструктурных проектов. Видимо, недостаточно Алтай себя позиционирует как деловая площадка для развития бизнеса.

 

Частные случаи ТПП

- В последнее время в ряде регионов России выставочный бизнес переходит под контроль торгово-промышленных палат. Это тоже своего рода формат глобализации?

- Нет, это скорее пока частные случаи. ТПП в России – достаточно молодая структура, и она для себя ещё не конца решила, чем именно и как заниматься. Есть в России хорошие примеры, когда ТПП успешно работает в экспо-бизнесе. Например, в Белгороде палата выделила деньги на строительство выставочного комплекса. Но это исключительный случай.

А вообще, я считаю неправильным, когда ТПП является хозяйствующим субъектом. В идеале она должна способствовать развитию отрасли. Например, за границей палата занимается организацией параллельных с выставками программ – семинаров, тренингов, «круглых столов», а также взаимодействием с органами власти. Вот на этом стыке и должна ТПП реализовывать свою миссию. А впрямую заниматься выставочной деятельностью – это не совсем правильно. По счастью здесь, в Алтайском крае, у нас хороший и продуктивный формат работы с ТПП. Есть комитет по выставочной деятельности, в рамках него мы занимаемся формированием календаря выставок, ТПП помогает с параллельными программами, иногда вместе организуем выездные миссии. Это, на мой взгляд, идеальный формат работы.

 

 

СПЕЦИАЛЬНЫЙ ВОПРОС

- Вы постоянно анкетируете своих экспонентов, ведете работу с претензиями, внедряете инновации, призванные повысить КПД от участия в проекте. Однако алтайские компании по-прежнему часто жалуются, что не получают эффекта от местных выставок. С чем это связано?

- Не согласен с выводом о том, что они часто жалуются. Побед и продуктивных результатов у наших участников гораздо больше. На самом деле все начинается с осознания целей участия в выставке. Если компания точно понимает, чего она хочет от выставки, – найти новых или поддержать отношения с существующими партнерами, прорекламировать товар, поддержать имидж т.п., и ставит в известность нас о своих задачах, успех гарантирован.

А вот обратный свежий пример. Перед строительной выставкой мы запустили новый формат «Профессиональный покупатель»: компании заранее, ещё до выставки, могли договариваться о встречах, и все оргвопросы решали мы. И вот к будущему экспоненту проявила интерес одна компания, договорились о встрече – мол, есть запрос от ваших потенциальных партнеров. Можно сказать, готовый контакт на блюдечке принесли! А они и отвечают: «Ой, подождите, мы подумаем, надо нам это или не надо». Так ведут себя компании, которые не часто участвуют в выставках. У них нет как выставочной культуры, так и понимания этого инструмента.

 

О ЧЁМ ЕЩЁ РАССКАЗАЛ АНДРЕЙ ОЛИШЕВСКИЙ

О визите Медведева в Барнаул

- Мы участвовали в организации визита в качестве одного из подрядчиков: занимались подготовкой экспозиции и оформляли зал в театре драмы, курировали ряд других подрядчиков.

Прорабатывалось всё детально, согласовывали оформление сцены, решали весьма необычные задачи. Например, в крае ещё никогда не делали баннер без швов такого большого размера. И в результате баннер печатали в Новосибирске. Вообще, в первую очередь со стороны администрации края был высокий уровень подготовки, было много вопросов, с которыми раньше не приходилось сталкиваться, и всё надо было выполнить в сжатые сроки.

О помощи алтайских экспонентов

- Мне очень симпатичны алтайские компании, когда они участвуют в зарубежных или национальных выставках. Они себя как-то по-товарищески ведут, оказывают поддержку там где и не ожидаешь. Ведь учесть все до мелочей невозможно, мы не может выделять много сотрудников, везти всю техническую службу. И очень приятно, когда начинаешь работать и видишь, что какие-то вещи не учел, а наши участники помогали решить возникшие сложности. Думаю, европейские компании себя так не ведут.

 

О персонале

- Никто не готовит «выставочников», поэтому мы берем человека и стараемся понять, сможет ли он им стать. Иногда расстаемся в течение испытательного срока, иногда – после первого проекта. Уже года два у нас нет большой текучки, есть устоявшаяся команда менеджеров. И чтобы её сохранить, моя задача – совместить интересы сотрудников с интересами компании. А материальный фактор с точки зрения мотивации хотя и важен, но определяющим не является.

 

О своём имидже и имени

- Я не стремлюсь специально формировать себе образ. У меня нет имиджмейкера. А вот именем своим я дорожу и ревностно отношусь к тому, как оно звучит и что значит. Я так воспитан, что всегда стараюсь доводить начатое дело до конца и выполнять то, что обещаю. И эта позиция определенным образом сказывается на успешности дела и компании в целом.

 

Партнеры